Новое на сайте

Предыдущая Следующая Страница:

Управлению по работе с ТСЖ г. Красноярск…

Официальная информация Просмотры:11

В соответствии с распоряжением администрации г. Красноярска № 23‑гх от 01.03.2018 г., подписанным зам. Главы города — руководителем департамента городского хозяйства Ю. В. Шестопаловым, утверждены изменения Устава МКУ г. Красноярска «Управление...

Читать далее

Предоставление субсидии из бюджета г. Кр…

Документы Просмотры:18

Форма заявления о предоставлении субсидии из бюджета города в целях финансового обеспечения затрат в связи с реализацией мероприятий по благоустройству дворовых территорий многоквартирных домов, направленных на формирование современной городской среды, и...

Читать далее

Приложение к распоряжению администрации …

Документы Просмотры:40

Положение о порядке  привлечения подрядных организаций для выполнения работ по капитальному ремонту многоквартирных домов (за исключением затрат в связи с исполнением краткосрочного плана реализации региональной программы капитального ремонта общего имущества...

Читать далее

 

О форме и реформе

Почему, несмотря на отдельные успехи, сфера ЖКХ остаётся источником социального напряжения, а количество претензий в адрес организаций, управляющих жилищным фондом, увеличивается, в беседе с главным редактором журнала «ЖКХ ПОСТ» Еленой Колесниковой рассказал советник Губернатора Красноярского края, профессор, доктор технических наук, заслуженный работник жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации А. И. Матюшенко.

Первым делом один из самых авторитетных коммунальщиков региона высказался по поводу инициатив, продвигаемых зам. главы Минстроя России А. В. Чибисом:

— Он решил навести порядок в ЖКХ путем выделения из жилищной услуги отдельных элементов — содержание лифтов, вывоз ТБО, уборка лестничных клеток, благоустройство. Выделили содержание лифтов — жители заговорили о лифтах: «зачем платить, если я живу на первом этаже» или «я поднимаюсь пешком, мне лифт не нужен» — это способствовало росту недовольства среди населения. А ведь лифт, как труба, элемент инженерного устройства жилого дома, за который мы платим. Или возьмем установление нормативов по объему сточных вод. В жилищную услугу ранее входила стоимость уборки лестничной клетки, в которой заложены расходы на моющие средства, инвентарь, воду. Минстрой установил, что если взяли два ведра воды, то вылили их в канализацию. А на деле пока мыли пять этажей, воды не осталось, сливать в канализацию нечего. В итоге опять всю страну, а следом и Госдуму, взбудоражили, и через год отменили нормы водоотведения. Затем взялись считать нормативы, сколько ведер надо на уборку подъездов. Бессмысленно их считать, если в одном доме убирают чаще, в другом реже, но в целом в жилищную услугу это укладывается. Жители потребляют ресурсы внутри квартир, а разница уходит на содержание мест общего пользования дома, на поливку насаждений, уборку лестничных клеток, на санитарные услуги, так было всегда. Из-за отдельных случаев несанкционированного потребления  воды в домах вся страна получила нормативы, в которые включена только уборка лестничных клеток, а все, что сверх этого, сделали проблемой управляющих организаций, которые должны искать расхитителей ресурсов. При таких нововведениях трудно назвать господина Чибиса созидателем, это, скорее, разрушитель рынка управления жильем.

— Более десяти лет назад появилась такая форма управления многоквартирными домами как УК. Тогда законодатели делали на них ставку как на профессиональных управляющих, способных обеспечить населению качество жилищно-коммунальных услуг. Как получилось, что форма есть, а содержание зачастую не устраивает ни жителей, ни профильное министерство?

— Когда начиналась реформа ЖКХ, современное российское законодательство только зарождалось. Закон о теплоснабжении, электроснабжении, о водоснабжении, Жилищный кодекс РФ появились в середине прошлого десятилетия. Что-то мы взяли у наших соседей, что-то — из прежнего опыта, и не всегда такой симбиоз бывшего и приобретенного в настоящем отрезке нашего пути развития соответствует реалиям сегодняшнего дня. Поэтому в наше законодательство ежегодно вносятся различные поправки, иногда меняющие первоначальную суть закона,  так что закон нужно изучать в редакции за десятилетия. В модели, которую предусматривал Жилищный кодекс РФ, управляющая организация по поручению жителей управляет процессом оказания жилищных и коммунальных услуг и контролирует их качество, а в случае неудовлетворительного качества может применить к недобросовестным исполнителям штрафные санкции. Для этого УК, работая как управленец — подчеркиваю, как управленец, а не производственник — должна на конкурсной основе по согласованию с собственниками МКД избрать подрядчиков. Причем избрать не на год, а на более длительный срок, чтобы подрядчик мог себя хорошо проявить, в противном случае УК расторгает с ним договор. Теоретически должно быть так, а практически произошло все наоборот. 90% управляющих организаций создали собственные производственные подразделения, которые начали заниматься эксплуатаций и текущим ремонтом жилого фонда — инженерной инфраструктуры, дворовых территорий. Таким образом управляющая компания превратилась в обычный жилищный трест советского периода, который сам работу заказывает, сам её исполняет и сам принимает, а на претензии возмущенных жителей о том, что качества нет, поворачивается спиной и не слушает их. Странная ситуация. Жители выбрали управляющую организацию, но она уже не орган управления, а обычная производственная структура. Поэтому мы имеем большое количество обращений граждан на некачественное обслуживание жилых домов. Некоторые управляющие компании пользуются тем, что наше население недостаточно юридически подковано, и превратились в некую надстройку над жителями, в которую собственники квартир не могут ни забраться, ни достучаться. Устанавливают какие-то приемные часы, в которые жители не могут к ним попасть. 

То есть вместо слуги в лице управляющей компании собственники жилья получили над собой хозяина — это в корне неправильно! Поэтому, я думаю, что в перспективе мы должны повернуть вектор нашего законодательства — внести соответствующие уточнения в законодательную базу, которые эти первоначально задуманные функции заставили бы разграничить, чтобы подрядчик выбирался управляющей компанией действительно на конкурсной основе, под контролем совета дома. В этом десятилетии в Жилищном кодексе РФ, я считаю, появился единственный в этом плане плюс — дополнение о создании советов домов. 

Понятно, что жители не всегда компетентны в вопросах организации, эксплуатации жилого фонда, контроля качества, но они хотят для своего дома и для своих соседей сделать как лучше. Управляющая организация должна с ними работать и помогать.

— Подведем итог, что необходимо сделать, чтобы улучшить ситуацию в сфере управления многоквартирными домами?

— Во‑первых, нужно разделить функционал управляющей компании и подрядной организации. Во‑вторых, дать советам домов реально контролировать деятельность УК. В‑третьих, не допускать недобросовестных исполнителей к деятельности по управлению жилым фондом. К сожалению, на рынке управления жильем нередко появляются компании, которые не видят себя в долгой перспективе, где учредители или руководители не очень добросовестные. Такая управляющая компания собирает деньги с жителей, но не рассчитывается с ресурсными и подрядными организациями, а банкротится. При этом социальное напряжение растет, вырывается в общественное пространство. Таким образом сложился фон негативного отношения в целом к процессу управления жилым фондом.

— Вы возглавляете лицензионную комиссию, можно ведь отказать недобросовестным претендентам в лицензии на управление МКД еще на стадии формирования компании?

— К сожалению, современная законодательная база не позволяет это сделать. Наша комиссия сталкивается с дилеммой, когда формально претендент на управление жилищным фондом собрал необходимый пакет документов, прошел компьютерное тестирование, но нет понимания этой деятельности по разным вопросам. 

Руководителей таких компаний мы отправляем доучиваться, но отказать им в лицензии на осуществление предпринимательской деятельности по управлению многоквартирными домами комиссия не может, если документы у них правильно оформлены. При этом сразу возникает большой вопрос качества обслуживания домов такими компаниями. Получается как с брошенными дольщиками. Строительная компания обещает построить дом по низким ценам, люди выбирают эту компанию, отдают ей деньги, подписывают какие-то непонятные договоры, а застройщик банкротится. Граждане остаются на улице, возникает социальная напряженность. То же происходит в управлении жилищным фондом. 

В Красноярске есть негативные примеры со стороны недобросовестных управляющих компаний, и мы видим результаты: ресурсоснабжающие организации не получают платежи, жители не получают качественных жилищно-коммунальных услуг, а УК банкротятся. Надо остановить этот процесс.

 Журнал «ЖКХ ПОСТ»

 

 

 

ЖКХ Красноярск